Валидность Теста Веритас

В основе создания любого теста лежит некое теоретическое представление о том явлении, которое с помощью этого теста предназначается оценить. Например, если мы намереваемся разработать инструмент для оценки благонадежности ( равно как и любого психологического явления), мы вначале формируем представление о том, что из себя представляет это качество, чем оно определяется и обусловливается, что его фактически характеризует. Сформированное нами понятие (о благонадежности, в данном случае), достаточное для того, чтобы на его основании сконструировать тест, называется «конструктом». На основании описания этого конструкта мы формулируем вопросы, из которых потом будет состоять наш тест.

Тест благонадежности Веритас предназначен определять людей, принадлежащих к группе риска контрпродуктивного (умышленно во вред работодателю) поведения на рабочем месте. Тест сконструирован на основе следующих теоретических представлений:

1. Склонными к неблагонадежному поведению считаются те, кто уже совершал неблагонадежные поступки в прошлом.
2. Человек, имеющий извращенные представления о морально-этической «норме», будет поступать в соответствии с этими представлениями. Например, человек считает, что можно воровать или брать взятки, если заставляет нужда. Такой человек, скорей всего, нуждаясь, сворует.
3. «Недобросовестные» люди более склонны к неблагонадежному поведению. Речь идет о добросовестности, как о черте личности, которая включает в себя такие качества, как самоконтроль, подчинение социальным нормам, принятие авторитета и т.д.

Соответственно этой модели, наш конструкт – это склонность (вероятность) к неблагонадежному поведению на рабочем месте, определяемая прошлыми поступками, представлениями о моральной норме и качествами личности. Новшество данной модели заключается в том, что она впервые объединяет в себе два отдельно существовавших до этого времени подхода: прямого (открытого) и опосредованного (скрытого) метода оценки благонадежности, принимая во внимание достоинства и недостатки каждого из них.

Как только тест готов, первое, что нужно проверить, - это его «конструктную валидность», или «действительно ли исследование прошлых поступков, этической нормы и добросовестности у человека позволяют оценить его склонность к неблагонадежному поведению в будущем?». Наилучшим способом проверить валидность конструкта было бы напрямую измерить явление и сравнить результаты измерений с результатами тестирования. Но поскольку нет никакой возможности напрямую осязать благонадежность (как, впрочем, и любой другой психологический конструкт), нужно искать методы, позволяющие делать выводы об этой самой благонадежности по косвенным признакам.

Один из общепринятых способов валидации конструкта – это демонстрация отсутствия статистической связи с другими, теоретически не связанными конструктами, и наличия связи с конструктами, теоретически связанными. Валидность, демонстрируемая таким методом, называется дивергентной и конвергентной соответственно.

В валидационных исследованиях теста Веритас (Сохер, 2004; Аргаман, 2013) для демонстрации дивергентной валидности было решено показать отсутствие зависимости результатов теста от пола тестируемого. Известно, что уровень благонадёжности (в отличие от участия в преступлениях) не зависит от пола. Результаты статистического анализа соответствовали ожиданиям, и была установлена дивергентная валидность теста. Аналогичная процедура была произведена на украинской выборке, и полученные результаты согласуются с теми, которые приводятся в израильских исследованиях. Это свидетельствует о конструктной эквивалентности переведенного теста своему оригиналу.

Взаимосвязь между качеством «добросовестности» (в терминах Пятифакторной модели) и благонадёжности демонстрировалась не однократно (Ones, 1993; Hogan & Ones, 1997; Newman & Baydoun, 1998). Поскольку в тест Веритас встроен инструмент оценки добросовестности, имеется возможность оценить эту взаимосвязь. Как в израильских исследованиях (Сохер, 2004; Аргаман, 2012), так и в украинской адаптации (Аргаман, 2013), были получены результаты, подтверждающие связь «добросовестности» и прямых шкал теста Веритас. Это значит, что и оригинальная, и переведенная версии теста Веритас демонстрируют конструктную валидность, полученную методом конвергентной и дивергентной валидации.

Наиболее естественным методом демонстрации конструктной валидности является сравнение результатов теста с результатами другого метода оценки этого же конструкта. В исследовании В. Аргаман результаты тестирования Веритас сравнивались с заключениями тематического интервью благонадежности, которые проводились высококлассными специалистами. Полученные результаты однозначно указывают на то, что метод тестирования в разы более эффективен, чем интервью благонадежности, поскольку ВСЕ кандидаты, «провалившие» интервью, также провалили и тест. Но как это ни удивительно, еще столько же кандидатов, проваливших тест, смогли «просочиться» через интервью. Причем, тест «не пропустил» этих кандидатов, благодаря прямым признаниям в неблагонадежных поступках, которые не прозвучали на интервью. Следовательно, тест Веритас оказался более строгим и эффективным методом отсева потенциально неблагонадежных кандидатов, нежели интервью, даже с учетом того, что его проводили «профессионалы благонадежности».

Поскольку на основании теста мы делаем прогноз о будущем поведении человека, нам необходимо установить его прогностическую валидность. Для этого нам нужно провести тестирование некоей выборки и наблюдать за этими людьми в ожидании, кто из них прибегнет к неблагонадежным действиям. Проблема исследования прогностической валидности тестов благонадежности заключается в том, что (а) необходимо для этого принять/оставить в компании потенциально неблагонадежных сотрудников и позволить им совершить поступки, которые реализуют прогноз; (б) множество неблагонадежных сотрудников так и не попадается, поэтому такой критерий, как «увольнение за нарушения» не совсем точно отображает статистику самих нарушений (которые являются наиболее объективным критерием контрпродуктивности); и наконец (в) сложно установить срок, в течение которого должны «проявиться» все неблагонадежные субъекты нашей выборки.

Тем не менее, исследователями валидности теста Веритас была предпринята попытка, косвенно демонстрирующая его прогностическую валидность. С поправкой на свою собственную валидность, полиграф способен довольно точно выявлять скрываемую информацию. Была проанализирована выборка, состоящая из работников розничной сети, часть которых проходила тестирование Веритас, а часть – нет. Все они прошли тестирование на полиграфе через некоторое время после приема на работу. Предполагалось, что (а) среди тех, кто прошел Веритас будет меньше таких, у которых с помощью полиграфа будет обнаружена причастность к актам неблагонадежного поведения (конкретно – воровства); и (б) среди тех, кто по результатам тестирования Веритас был классифицирован как относящийся к группе риска ( = высокая вероятность неблагонадежности) будет больше таких, у кого проверка на полиграфе обнаружит причастность к воровству в компании. Ниже показаны графически полученные результаты:

ВалидностьТестаВеритас 01

На графике сравниваются две группы: работники, принятые на работу без и с тестированием Веритас. Отчетливо видно, что использование теста Веритас при отборе персонала позволяет сократить примерно вдвое численность неблагонадежных работников, вовлеченных в контрпродуктивную деятельность (20% по сравнению с 10%). Эти результаты согласуются с исследованием Brownetal. (1987), в котором авторы показали, что уже с первого года использования тестов благонадежности, случаи увольнений за кражи снизился в два раза, сокращение товарно-материальных запасов снизилось с 4% до 2%.

ВалидностьТестаВеритас 02

На графике показаны результаты проверок на полиграфе среди тех, кого Веритас «пропустил» по сравнению с теми, кого Веритас «отклонил». Мы видим, что среди тех, кого отклонил Веритас почти половина (!) «засыпалась» на полиграфе по сравнению с 10% среди успешно прошедших тестирование.

Особый вид валидности, называемый инкрементной, относится к случаю, когда уже используется какой-то метод оценки/прогноза и требуется оценить добавочный вклад, вносимый инструментом, валидность которого оценивается. Исследования показывают, что тесты благонадежности обладают наибольшей инкрементной валидностью при использовании тестов общего интеллекта, образуя наиболее валидный метод прогноза эффективности труда из всех существующих.

Правду всегда трудно сказать, ложь всегда легко слушать

Сюзанна Броан

Дільничний інспектор Святошинського райуправління столичної міліції Олександр Білик отримав інформацію, що працівниці м’ясного відділу одного з гіпермаркетів району крадуть з магазину носильні речі.

Подробнее...